22 ноября 2017

Apple по прозванию Циннобер

Привет!

Моё знакомство с «умными» телефонами началось довольно давно, с приобретения во многом уникального Ericsson R380. С этого момента я заболел смартфонами. Спустя некоторое время Ericsson сменила Motorola MPX200, затем было еще несколько устройств от Nokia, в числе которых и легендарный 6630, и еще целая россыпь Nokia N-серии на базе Symbian.

Замечательное было время. Время пионеров и честных технологий.

Следующей платформой, которая впоследствии станет основной на долгие годы, оказался Android. Знакомство с зеленым роботом началось с HTC Tattoo и продолжилось смартфоном Samsung Galaxy i7500.

Примерно в это время я начал поглядывать на представителя непонятной и оттого манящей платформы от Apple – iPhone.

Появление этого смартфона сопровождалось такими привычными и уже затертыми сегодня эпитетами, как «инновационный», «уникальный», «первый», «лучший» и т.д.

Apple не стеснялась называть свои продукты самыми-самыми, а заодно приписывать себе изобретение технологий и нововведений.

И если первое время я не обращал на это внимания, то постепенно подобная маркетинговая шелуха начала вызывать недоумение и даже неприязнь.

Несмотря на это, я как истинный ГИК должен был опробовать «лучшую мобильную операционную систему». Знакомство состоялось. Это был iPhone 3G. Впечатления были спорными.

Негативный пользовательский опыт размывало ощущение причастности к элитарному клубу обладателей статусной вещи, которую мог позволить себе не каждый.

В итоге я вернулся к зеленому роботу.

Учитывая помпу и накачку медиаресурсов, которые устраивала фруктовая компания, представляя очередное поколение iPhone, а затем и iPad, игнорировать эту информацию и не обращать внимание не получалось.

И каждый раз во время рассуждений Стива Джобса о том, какой «велосипед» они изобрели на этот раз, моя неприязнь к такому подходу росла пропорционально росту армии поклонников, непоколебимо веривших в первичность и уникальность Apple и отказывавшихся критически смотреть на происходящее.

Изображение взято с сайта linkedin.com

Вместе с тем где-то на грани сознания пульсировала мысль о том, что когда-то очень давно я уже сталкивался с подобным. Вот только где и когда?

А потом я вспомнил, что в далеком детстве мне в руки попала книга сказок, в которую то ли по ошибке, то ли намеренно была включена гротескная и совсем не детская повесть Эрнста Теодора Амадея Гофмана «Крошка Цахес, по прозванию Циннобер».

Википедия:

Главный герой повести – уродливый карлик, благодаря доброй фее наделенный способностью морочить людям головы. Любое достойное похвалы дело, совершённое в его присутствии, приписывается ему, Цахесу, сменившему своё прежнее имя на новое — Циннобер. И наоборот, стоит ему сделать что-либо отвратительное или постыдное (а ничего иного он не делает) — в глазах присутствующих сделавшим мерзость кажется кто-то другой, чаще всего тот, кто больше всех пострадал от выходки Циннобера.

Однако он сам этого не осознает и в силу скудоумия воспринимает происходящее как должное.

При этом его истинную сущность видят только те, кто сам обладает талантом и чей талант присваивает себе Цахес.

Невозможно не провести параллели с Apple (кроме, пожалуй, уродства).

В Android шторка быстрого доступа к переключателям различных функций существует с незапамятных времен. И никто не кичился этим как инновацией или уникальной фишкой, благодаря которой пользовательский опыт «выведен на новый, доселе недостижимый уровень». Но спустя годы в iOS появляется панель с переключателями, и тут же в среде фанатов купертиновской компании начинается обсуждение того, какую удобную функцию «придумали в Apple».

А теперь обратимся к тексту повести:

Бальтазар вынул тщательно перебеленную рукопись и принялся читать. Собственные стихи,  со  всей  силой,  со  всей  живостью  возникшие  из подлинного поэтического чувства,  все сильнее воодушевляли его. Чтение его все более проникалось страстью,  обнаруживая весь пыл любящего сердца.  Он трепетал от  восторга,  когда  тихие  вздохи,  еле  слышные «ах»  женщин и восклицания мужчин:  «Великолепно,  превосходно,  божественно!» — убеждали его в том, что стихи увлекли всех.

Наконец он кончил. Тут все вскричали:

— Какое творение!  Сколько мысли!  Сколько фантазии! Какие стихи! Какое благозвучие!   Благодарим,  благодарим, любезный  господин  Циннобер,  за божественное наслаждение!

— Как? Что? — вскричал Бальтазар, но на него никто не обратил внимания, — все устремились к Цинноберу, который, сидя на диване, заважничал, словно индюк, и противно сипел:

— Покорно благодарю,  покорно благодарю,  не взыщите.  Это безделица, я набросал ее наскоро прошедшей ночью.

Ничего не напоминает?

А вот остальные производители в данном случае находятся в роли тех самых скрипачей, поэтов и ученых, чьими талантами пользуются такие Цинноберы мира технологий.

И подобных примеров можно привести массу. А фанатам всё нипочём.

В этой ситуации меня больше удивляет не сам факт словесной эквилибристики со стороны Apple, а слепая вера фанатов, готовых с пеной у рта доказывать правоту тезисов, высказанных на презентации очередной «яблочной» новинки.

Я всегда силился понять, что движет этими людьми, повторяющими, как мантры, рекламные слоганы Apple.

Почему у этих людей не получается взглянуть в глаза объективной действительности? Почему они продолжают истово верить в свою религию и отрицают факты?

Похоже, Цахесу цифрового мира удалось очень основательно заморочить людям голову. И лишнее тому подтверждение – дисплей в iPhone X.

Позволю себе процитировать слова Эльдара Муртазина из обзора iPhone X:

Много лет подряд поклонники Apple утверждали, что AMOLED-экраны от Samsung – это нечто запредельно плохое, у них неправильные цвета (о том, что такое цветопередача, как правило, они не знали), слишком высокая яркость (вот это было обидно, когда преимущество записывали в минусы), а еще в них присутствует Pentile. С середины 2016 года мне было известно, что в Apple планируют закупать AMOLED-экраны Samsung, и было интересно, как изменится тональность высказываний. Она поменялась на диаметрально противоположную: теперь экран iPhone X – это эталон и будущее, которое неожиданно случилось.

Где логика в рассуждениях тех, кто еще вчера считал дисплеи Samsung плохими и уступающими дисплеям в устройствах Apple? Что должно быть в головах, чтобы получалось так быстро менять мнение, отрицая очевидное?

И снова обратимся к творению Гофмана:

—  Я  играю,  — продолжал Сбьокка, — труднейший концерт Виотти. Это моя гордость,  моя  отрада. Вы ведь слышали, как я его играю, и еще ни разу не случалось, чтоб он не привел вас в восторг. А вчера, могу сказать, я был в необыкновенно счастливом  расположении духа — anima, разумею я, весел сердцем — spirito alato, разумею я. Ни один скрипач во всем свете, будь то хоть сам Виотти, не сыграл бы лучше. Когда я кончил, раздались яростные рукоплескания — furore, разумею я, чего я и ожидал. Взяв скрипку под мышку, я выступил  вперед,  чтобы учтиво поблагодарить публику. Но что я вижу, что я слышу? Все до единого, не обращая на меня ни малейшего внимания, столпились в одном углу залы и кричат: «Bravo, bravissimo, божественный Циннобер! Какая игра! Какая позиция, какое искусство!» Я бросаюсь  в толпу, проталкиваюсь вперед. Там стоит отвратительный уродец в три фута ростом и мерзким голосом гнусавит: «Покорно благодарю, покорно благодарю, играл как мог, правда, теперь я сильнейший скрипач во всей Европе, да и в прочих известных нам частях света».

— «Тысяча чертей! — воскликнул я. — Кто же наконец играл: я или тот червяк!» И так как малыш все еще гнусавил: «Покорно благодарю, покорно благодарю», — я кинулся к нему, чтобы наложить на него всю аппликатуру. Но тут все бросаются на меня и мелют всякий вздор о зависти, ревности и недоброжелательстве.

Это и печально, и смешно одновременно. Как можно отрицать очевидное?

Добавляет сходства еще один любопытный момент. Очень часто Apple, чтобы защитить свою позицию, превращается в патентного тролля, заваливая судебными исками всех, кто может открыть глаза последователям «яблочной» религии и пошатнуть их веру.

Есть подходящие строки в повести:

— Тут он хотел  круто повернуться, но тросточка, на которую он опирался, выскользнула у него из рук, и малыш закувыркался у ног Бальтазара. Бальтазар стал шарить внизу рукой, чтобы помочь малышу подняться, но ненароком прикоснулся к его голове. Тут малыш испустил пронзительный крик, отозвавшийся во всей зале, так что гости в испуге повскакали с мест.

Чем вызвана такая бурная реакция малыша Цахеса на прикосновение к голове? Тем, что вся сила морока, наводимого на людей, заключена в подаренных феей трех золотистых волосках на его голове.

Прошу прощения за спойлер у тех, кто не читал повесть, но победить магию Циннобера удастся, только вырвав эти самые волоски из его головы.

С каждым новым поколением устройств Apple всё больше пользователей начинают смотреть в сторону смартфонов других производителей. Всё больше адептов Apple находят в себе силы взглянуть в глаза объективной реальности и начать воспринимать гаджеты без слепого фанатизма. Трудно сказать, с чем это связано. Может быть с тем, что Джобс и был той самой феей, и без него магия слабеет?

Расстраивает то, что на смену этим «ренегатам» приходит новое пополнение, согласное, чтобы им морочили головы.

В связи с этим хотелось бы знать, найдется ли тот, кто сможет вырвать эти волоски у Apple, разрушив морок, или уже поздно и рвать волоски придется у всех фанатов купертиновской компании?

Читайте также