26 мая 2020

Максимально свободная

Добрый день, уважаемые друзья, сегодня поговорим о редком виде потребительской электроники – свободной от каких-либо патентных притязаний и полностью конфигурируемой.

И речь пойдет не о технологии как таковой, хотя ближе к концу материала и будут приведены конкретные примеры, а о поисках ответа на вопрос, кому именно должны принадлежать основные права на получение пользы, производителю или покупателю. В условиях глобального перекоса в сторону интереса первых.

И мы даже не будем говорить о таких банальных вещах, как программный код, ведь его монетизация в наши дни напрямую связана с использованием уже готовых коммерческих платформ, таких как Windows или Android. Да и сам процесс создания кода, который приносит действительно хорошие деньги, напрямую связан с использованием готовых конструкторов, таких как Unreal Engine или Unity, если говорить об играх. А поэтому перейдем от этой скучной темы к парадоксу – наши смартфоны и планшеты, ноутбуки и десктопы, умные чайники и дверные замки объединяет одна общая черта. И чертой этой является то, что по своей сути все эти устройства представляют собой контейнеры с лежащими внутри длинными списками лицензий и патентов, принадлежащих третьим лицам.

Помимо очевидных вещей, таких как финансовый сговор при формировании цен на целые отдельные отрасли электроники, патентные ассоциации способны быть отличным орудием политических разборок, которые мы видели недавно относительно компании Huawei. Современный мир устроен так, что «домашняя» государственная власть ассоциации может регулировать доступ к высоким технологиям по всему миру, если какой-либо элемент технологии не имеет достойных аналогов. И это очень плохо для всех, включая не только покупателя, который вынужден платить больше за готовый продукт, но и самих обладателей патентов, которые не получают всей возможной прибыли. В этом и заключается парадокс, а также относительный успех ассоциации OSHWA (Open Source Hardware Association), созданной инженером Алисией Гибб в 2012 году.

Чем же интересна эта ассоциация? Как и другие ее «антипатентные» соратники, такие как TAPR Open Hardware License или Open Source Initiative, OSHWA предоставляет удобный способ запатентовать свое новое устройство с тем, чтобы никто и никогда больше не смог вновь его «изобрести» и жить на отчисления с «изобретения». И, разумеется, для того, чтобы пользователь мог получить любую конфигурацию ноутбука (для примера), изменять ее, полностью контролировать свое устройство. Если вы считаете, что полностью контролируете свой гаджет, то вспомните хотя бы о подозрительной активности автономной подсистемы чипсета Intel Management Engine, которая занимается неизвестно чем во всех Windows-машинах на базе процессоров Intel начиная с 2008 года. И не отключается, даже когда из ноутбука извлечен аккумулятор.

Понятие open source hardware на конкретных примерах

Увы, пока еще нет таких домашних 3D-принтеров, которые способны были бы напечатать IPS-экран для самодельного гаджета или аккумулятор для него. Но у IPS-панели и аккумулятора есть контроллеры, которые управляют их работой, а у контроллеров есть собственный микрокод. За его неиспользованием третьими лицами и следят все крупные компании. Иногда они идут еще дальше, меняя не само аппаратное оборудование (привело бы к проблемам на уровне операционной системы), а только выводы для него (встречается в оперативной памяти под брендом HP, пару контактов поменяли местами). Или демонстрируют отказ от использования всех возможностей аппаратной части путем заведомого «урезания» микрокода системной платы (БИОС), что сильно ограничивает возможность самостоятельной модернизации устройства. Термин open source означает ровно наоборот – все элементы полностью стандартны, взаимозаменяемы и прекрасно работают с теми операционными системами, в расчете на которые изготавливались с самого начала. По этой причине лицензии OSHWA относительно электроники представляют собой целую россыпь не только комплектующих, но и того самого «микрокода».


Компактный open source OLED-дисплей за 4 доллара с учетом доставки в письме или 14 в посылке. Цена близка к себестоимости

Обо всем этом можно бесконечно долго рассуждать или просто любоваться на красивые «железки», но для понимания прогресса в морально-этическом направлении open source необходим взгляд на коммерческий образец, полностью сертифицированный OSHWA и готовый к продаже.

MNT Reform

Именно под таким названием, MNT Reform, появился на свет полноценный ноутбук, единственный, которому удалось пройти сертификацию OSHWA.

Пока это еще только прототип, созданный на базе стартап-площадки Crowd Supply, но необходимая сумма уже собрана, а значит, и размещение заказов на производство начнется через 24 дня (на момент написания материала). Что же представляет собой первый полностью «свободный» ноутбук?

Из интересных мелочей можно отметить, что в качестве автономного источника питания используются 8 аккумуляторов (18650, LiFePO4), установленных прямо внутри корпуса.

А клавиатуру можно напечатать на домашнем 3D-принтере, взяв ресурсы прямо с сайта стартапа.

Этот подход касается и остальных элементов ноутбука, их можно либо сделать самому (в буквальном смысле), либо купить по отдельности (пайка не понадобится).

Очевидно, что такие операционные системы, как Windows или MacOS, не будут работать на данном ПК, будучи почти полностью сlosed source. Но к услугам пользователя всегда будут открытые приложения из среды Linux, которыми и так многие пользуются в тех же ОС Windows или Android. Производитель заявляет о стабильной работе LibreOffice и Firefox, Inkscape, Scribus и GIMP.

Рассмотреть ноутбук со всех сторон можно на видео выше.

Цена полной модульности и свободы

За независимый и свободный ARM-ноутбук, работающий на ОС Linux, придется отдать 1 500 USD за максимальную комплектацию, за 1 300 USD покупатель получает собранный ноутбук без модуля Wi-Fi и SSD, а за 999 USD пришлют посылку с платами (в комплектации как за 1 300) для отверточной сборки.

Это много, но платить приходится за небольшие партии чипсетов, заказываемых на фабрике NXP Semiconductors.

Заключение

Если говорить о «патентной» составляющей в цене смартфона, то очень рекомендую почитать соответствующий отчет, составленный группой высокопоставленных представителей IT-отрасли и юристов. Из отчета следует, что наибольшая часть роялти (выплат правообладателю) с каждого смартфона приходится на коммуникации, на так называемый «LTE-портфель». Обратите также внимание, что это отчет 2014 года, эпохи расцвета LTE, а с массовым переходом на 5G ситуация должна еще больше усугубиться.

И это только один поток той патентной реки, которая обогащает правообладателя. Другие отчеты говорят об общем количестве патентов, необходимых для создания смартфона, в количестве до 250 000 штук.

А с другой стороны нашей медали оценки «свободной электроники» находится покупатель, который не хочет платить за то, что ему не нужно (например, «хочу смартфон с чипсетом SDM865, а экран пускай будет с разрешением HD»). Или же это очень осторожный человек, который заклеивает глазок камеры на своем гаджете (один мой знакомый сделал так со своим iPhone), имеет ли он право не покупать то, чего не хочет? В текущей реальности он не купит вообще ничего или продолжит заклеивать камеру, потратив деньги на ненужную функцию. Появление ноутбука MNT Reform означает лишь то, что производители не могут удовлетворить спрос населения, предлагая конфигурацию оборудования исходя из коммерческих соображений, а не личного «хочу» покупателя. Это очень странно, когда не спрос рождает предложение и продавец при этом не банкротится.

На фоне всего вышесказанного «свободные от роялти» электронные устройства кажутся не причудой клуба заговорщиков, а вполне себе интересной альтернативой существующим коммерческим предложениям. А как считаете вы?

Читайте также