22 сентября 2020

Конвульсии Google

Очередной скандал с глобальным монополистом, его причины и следствия под катом.

Мы все привыкли к тому, что западный континент является лидером электронной отрасли, что он стоит первым в очереди за сливками и профитом, деньгами, полученными за электронные продажи всего на свете. Но два самых главных интернет-рынка планеты, Китай и Индия, куда входит около половины всего человечества, не согласны с таким положением вещей. Разве справедливо, когда монополист рынка (в Индии это Google с сервисом Google Pay) начинает диктовать свои условия, нарушает собственные правила, когда дело касается получения прибыли? Именно так можно расценивать события прошлой пятницы, когда Google без предупреждения удалила из своего магазина приложение Paytm. За лаконичным названием скрывается не какая-то мишура, а настоящий банк со всеми необходимыми лицензиями. Чуть позже Google пояснила свои действия, и формулировка была самой удивительной из того, что я слышал, когда говорили о банковской деятельности. Google обвинила банк в устроительстве азартных игр, не больше и не меньше, назвала своего клиента нечистым на руку и убрала его приложение из своего магазина.

Приложение было недоступно 8 часов, после чего вернулось под крики сотен миллионов клиентов. Эти восемь часов стали кошмаром для акционеров и клиентов агрегатора, а убытки были настолько велики, что к моменту написания этого материала еще не закончился их подсчет. Официально было сказано, что индийский агрегатор банковских услуг, услуг мобильной связи, владелец электронного магазина, поставщик платежных трекеров и терминалов, почтовый дилер (и много чего еще) Paytm устроил азартные игры с… кешбэком! Да, вы не ослышались, именно так! Для привлечения новых клиентов компания Paytm придумала очень интересный способ. После оплаты товаров и услуг банковской картой на сумму не менее 2 000 рупий (примерно равны рублям), совершенной с помощью сервиса Paytm UPI, приложение выдает пользователю скретч-карту (не более 1-й в день). «Стерев» виртуальное покрытие на виртуальной скретч-карте, пользователь видит процентную ставку по кешбэку, генерируемую случайным образом в рамках до 50 рупий.

Из условий договора следует, что большинство индийских пользователей будут стремиться делать как можно больше денежных микротранзаций, тем самым вовлекая окружающих (рассказывая им о своих целях) и поднимая рейтинг Paytm по количеству операций. Если говорить о шансах выигрыша, то он фиксированный и составляет 1:10 000 (по количеству человек, а не операций). Такая, вроде бы, безделица, скажет кто-кто, каких-то там 50 индийских рублей, из-за чего взъелась компания Google? Частично ответ скрывается в их официальном письме:

Ваше приложение содержит контент, который не соответствует политике Google в отношении азартных игр, поскольку оно предлагает игры с баллами «лояльности» (участие и активность), которые:

1) накапливаются или ускоряются за счет покупок за реальные деньги

2) баллы можно обменять на предметы или призы реальной денежной стоимости.

И, возможно, это было бы нормальным объяснением, если бы компания Google сама не делала точно такие же предложения! Одним из самых популярных видов спорта в Индии является крикет, как реальный, так и «фэнтези» (что это за зверь такой, можно узнать из статьи про фэнтези-футбол), и чтобы продать как можно больше билетов и получить больше прибыли, устроители часто проводят рекламные кампании с привлечением поисковых систем.

Перед последним сезоном Google устроила свою рекламную кампанию крикета с использованием собственных скретч-карт, сбором и накоплением баллов, получением дополнительного кешбэка и тотализатором, на котором можно было выиграть до 100 000 рупий, а также гарантированными призами в виде билетов на соревнования. Компания называлась Tez Shots и была организована на платформе Google Pay, поучаствовать мог каждый житель Индии.

Такие условия являются азартными играми, по мнению Google, но саму себя она удалить из Google Pay и Play не захотела.

Вот мы и подошли к развязке истории, причина неправомерных действий монополиста кроется в прибыли, получаемой от фанатов спорта. В обоих конкурирующих приложениях существовал режим для коллекционеров (скретч-карты можно было сохранять на память), можно было дарить карточки или обмениваться ими. А заканчивается эта история совсем грустно, компания Paytm была вынуждена удалить из своего мобильного приложения вкладки с розыгрышем кешбэка и фэнетзи-крикетом, после чего ей разрешили вернуться. Не кажется ли вам, друзья, что монополисты слишком неадекватно рассматривают свою роль в современном цифровом мире? Вспомним также, что с мая 2020 года в Индии ведется антимонопольное расследование, а основанием для него послужила жалоба на рекламу сервиса Google Pay в магазине Google в ущерб остальным платежным системам. Полгода прошло, а результатов пока нет.

Причины и следствия

Индийский скандал стал очередной бусиной на нитке последних событий, связанных с поведением монополистов, опирающихся на власти тех стран, в которых находятся их штаб-квартиры и в которых они платят налоги. Такое безответственное поведение говорит только об одном, бывшая альма-матер технологий, государство США, больше не является центром инноваций. Все эти отчаянные попытки сохранить прибыли, гангстерское поведение американских компаний, неявно требующих выкинуть конкурентов с рынка (таких как Huawei, Weсhat и TikTok), говорят о слабости. Восток может предложить лучшие приложения, лучшие технологии (5G), более выгодные покупки и сравнимое качество. Что остается делать старым монополистам? Придумывать легенды о «коммунистическом шпионстве» и другие слабые аргументы, подключать государственный аппарат для решения своих проблем.

Давайте поговорим о Китае как об основном конкуренте условного «Запада» и политически подконтрольных ему стран-производителей.  В 2013 году в Китае был принят многолетний план развития экономики и производства под названием «Сделано в Китае 2025». Основной целью плана является замещение импортных комплектующих (во всех производственных отраслях), количество которых к 2025 году не должно превышать 30%. Красивая идея выливается в конкретику, красным фломастером партийных лидеров выделены приоритеты:

  1. Новые передовые информационные технологии;
  2. Автоматизированные станки и робототехника;
  3. Аэрокосмическое и авиационное оборудование;
  4. Морское оборудование и высокотехнологичное судоходство;
  5. Современное железнодорожное транспортное оборудование;
  6. Автомобили и оборудование на новой энергии;
  7. Энергетическое оборудование;
  8. Сельскохозяйственная техника;
  9. Новые материалы;
  10. Биофармацевтика и современные медицинские продукты.

Все эти направления активно поддерживаются правительством в первую очередь в виде защиты китайских патентов, оказании помощи малым и средним компаниям в получении патентов, протекционизме при конкуренции с трансатлантическими компаниями и т.д. Именно вокруг первого пункта и происходят сейчас многочисленные скандалы. Не знаю, стоило ли так публично рассказывать о своих планах всему миру, ведь это дает время для подготовки информационных диверсий со стороны конкурентов.

Если посмотреть в перспективе, то на мельницу Китая (и против США) льют воду ограничительные меры, связанные с COVID-19. Так, например, 2020 год станет годом самого низкого набора иностранных студентов в вузы США после Второй мировой войны.

Все «недоехавшие» студенты останутся дома, женятся и будут строить свою страну, а не чужую. Думаете, иностранцы ничего не решают в IT-отрасли США? Как бы не так! Согласно официальным данным от 2013 года, только программированию в американских вузах обучалось не менее 79% иностранных студентов от общего количества.  Подобный дисбаланс отмечается и в других наукоемких специальностях. Все эти ребята уже нашли свое место в американских и международных компаниях, которые обогащают США и позволяют им называть себя высокотехнологичной державой. Но это было в последний раз, увы, высокотехнологичного будущего, похоже, у США нет. На этом фоне уже не кажется удивительным, что компания Huawei остается на плаву, в следующем году представит свою собственную мобильную ОС с открытой архитектурой и, возможно, станет третьим глобальным игроком наравне с Google и Apple. Ведь за спиной у нее верный друг и помощник в лице государства.

Заключение

Магия больших чисел очень проста, полтора миллиарда покупателей против трехсот двадцати восьми миллионов, часть из которых считают себя глобальными контролерами. Но вся мощь этих «контролеров» опирается на протекционизм сверхдержавы, которая не в силах набрать, обучить и заставить работать (предоставить условия) IT-специалистов из числа собственных граждан. С ростом технологической мощи Китая центр инноваций окончательно смещается на Восток, а роль и важность таких компаний, как Google и Apple, стремительно падает. Скандалов, подобных индийскому, мы увидим еще много, и нарастающая их частота покажет интенсивность горения «бумажного тигра» (так товарищ Си называл США). Бывшие монополисты начнут еще усерднее приставать к клиентам собственной платформы, которых сами же в некотором роде и взрастили, тщетно пытаясь сохранить свои доходы и влияние.

Читайте также