2 декабря 2018

Беседка №217. Рынок смартфонов и виток эволюции

Если производители смартфонов хотят на нас зарабатывать, то им нужно создавать ещё более волшебные устройства или придумать, как «приправить» их блеском и пафосностью…

Оригинальный материал

Из всех странных вещей, которые у меня получилось скопить за годы, самой глупой коллекцией в моём шкафу я считаю коробку старых мобильных телефонов. Мои доводы были примерно такими: если мой нынешний смартфон раздавит автобус, то я всегда смогу достать одного из этих прекрасных «старичков» и использовать его при необходимости. Или если случится апокалипсис, то я смогу обменять один из них на еду или воду.

Но, по правде сказать, я их храню потому, что они отмечают ход времени, являясь менее сентиментальной версией фотоальбомов из начальной школы. Да и как часто нам выдается шанс документировать на таком персональном уровне быструю эволюцию отдельно взятого устройства?

Когда мобильные телефоны только появились, они представляли собой эфемерные атрибуты статуса, аксессуары знаменитостей и людей, которые должны быть на связи в любой момент. Их огромный, напоминающий кирпич форм-фактор заявлял о собственной ценности: они всем видом обращали внимание на себя, а различные аксессуары для этих аппаратов были вульгарно разбросаны по столу звонящего или торпедо автомобиля. Такой гигантский телефон был у моего отца, врача, которому было необходимо быть на связи с больницей, и всем нам строго-настрого запрещалось прикасаться к аппарату. В те редкие случаи, когда он использовал его, он считал каждую минуту использования, будто все накопления на наше образование исчезали на его глазах.

Но роскошь отчасти определяется дефицитом. Понемногу телефоны становились меньше и дешевле, их можно было всё чаще увидеть в руках людей вокруг. Владение мобильным телефоном больше не было привилегией избранной касты.

Мой первый телефон появился у меня в 2001 году. Хоть в нём и не было ничего особенного, это была волшебная штуковина, которая помещалась в ладони и «умела» звонить. Ещё она «могла» – да нет, ничего она больше не «могла», только звонить. А, ну и посылать сообщения, но процесс был крайне болезненным. Каждая кнопка отвечала за три буквы алфавита, и набор сообщений зачастую занимал больше времени, чем на то требовалось.

Тот телефон теперь лежит в шкафу рядом с аппаратом, который был приобретён через несколько лет после моего переезда во Францию. Он не превосходил американский телефон в функциональности, но с ним в комплекте шла упаковка наклеек, которые, конечно же, сохранились (наклейки тоже входят в мою стратегию выживания при апокалипсисе). Если бы не французский бренд, то было бы крайне сложно найти отличия между этими телефонами. Вне всяких сомнений, за последние три года смартфоны стали значительно быстрее и изящнее, но, в конечном счёте, то были просто телефоны, которыми можно пользоваться на ходу, полезные и не затягивающие устройства.

В похожем ключе я не могу сказать, что те первые устройства могли рассказать обо мне что-то, кроме моего возраста и отсутствия заинтересованности в оплате стационарного телефона. Возможно, сказался сравнительно небольшой доход, но эти ранние устройства не воспринимались мной как статусные символы, которыми были их предшественники в то время, когда мобильные телефоны были редким явлением. Для меня эти первые мобильные телефоны были кусочками пластика и проводов, которые помогали мне звонить из одного места в другое и обладали такой же уникальностью, как бумажные полотенца или USB-накопители.

И всё же с приходом на рынок смартфонов казалось, что всё изменится. В одну ночь телефоны снова стали весомыми статусными вещами.

В 2007 году уже не стоял вопрос о том, есть ли у тебя телефон, скорее интерес был в том, какой телефон имеется. Выбор устройства говорил очень много о человеке и удобно относил человека к той или иной категории по части интересов и достатка. iPhone в руке означал, что вы не бедны. BlackBerry — далеко не бедны. Android — ну, так себе. «Раскладушка» — вы серьезно?

Но дело было не только в достатке – ваш телефон после 2007 года много говорил о вашем стиле жизни. iPhone был прерогативой творческого класса. Пользователи Android были фанатами технологий. Владельцы BlackBerry – ещё существовавшие тогда – были мужчинами в строгих костюмах, строчившими сердитые немногословные электронные письма и, возможно, отпускавшими неподобающие комментарии в адрес секретарш в кафетерии на работе.

Появились телефоны для любых целей. В отдельных частях света пользовались успехом тематические телефоны. В ходе моего визита в Джакарту мне удалось купить специальное издание аппарата «для женщин» — розовый смартфон в сиянии белых пластиковых кристаллов. Потом был мой двухсимочный аппарат, тоже покупка из командировки, он помог людям с других операторов звонить мне дешевле. И не стоит забывать о предоплаченном телефоне, который был при мне для всех моих персональных звонков в ранние годы моей принадлежности к церкви шапочек из фольги и паранойи о государственной слежке.

Всё к тому, что десять лет назад было множество различных вариантов телефонов и большая конкуренция. Это сейчас мы принимаем это как должное, но сенсорный экран, магазины приложений и дактилоскопический сканер в своё время были большими прорывами. Без них телефоны никогда не захватили бы наши жизни и не овладели бы нашим вниманием. Но сегодня в мире, по большому счёту, есть две операционные системы – iOS и Android – и наши телефоны выглядят практически одинаково и делают одни и те же вещи. Пусть в маркетинговые кампании вливаются миллионы денежных знаков, но большинство не отличит прошлогодний iPhone от нового. Да, есть ещё те, кому интересны ежегодные анонсы телефонов, те, кто вывернет руку так, чтобы вы рассмотрели их винтажные часы от Cortébert, и те, кто как на духу перечислит важнейшие характеристики iPhone XS Max (512 ГБ собственной памяти! 4 ГБ RAM! Разрешение 2688х1242!).

Solarin Phone от Sirin Labs, $17000

Но для большинства из нас телефоны больше не ощущаются как нечто особенное, как что-то достойное выставленной стоимости. В качестве статусных символов они даже рядом не стоят с дизайнерскими сумочками или шикарными машинами. Чёрный брусочек не выдаёт богоподобную ауру, как Porsche или сумка от Vuitton. Ну и в качестве средства самовыражения они не очень. Большинство телефонов выходят в нескольких однообразных цветах и формах.

Есть более серьёзная проблема, которая никак не относится к относительной неприметности смартфонов: незначительные инновации. Год за годом громкие и энергичные рекламные ролики уверяют нас в необходимости обновиться до следующей версии устройства. Но что мы в конечном итоге получаем, кроме чуть улучшенного экрана и камеры?

Честно, я не пытаюсь продвинуть идею о новой эре, в которой люди будут размахивать своими огромными телефонами, как подсевшие на кокаин банкиры из восьмидесятых. Как гласит правило, хорошо, когда технологии попадают в руки людей. Я считаю, что телефоны утратили свою дифференциацию. Для пользователей, которые любят статусные символы, они дают совсем небольшое физическое отличие. Для тех, кто привык подходить с точки зрения практичности и характеристик, новинки являются лишь чуть доработанными версиями прошлых моделей. Если ваш телефон работает, то причин для частого обновления практически нет.

Конечно, недавние исследования говорят о том, что люди обновляют свои устройства гораздо реже, чем раньше. Также как мы видели переход с больших «кирпичей» на маленькие «раскладушки», большинство людей больше не рассматривает телефон как признак социального превосходства — лишь как набор из пластика и проводов, который может делать за них ряд вещей. Если производители хотят на нас зарабатывать, то им нужно создавать ещё более волшебные устройства или придумать, как «приправить» их блеском и пафосностью. Гигантский телефон, в котором можно плавать. Или смартфон, который шепчет нам комплименты, когда мы идём по улице. Телефон, который населяет мир вокруг танцующими пони из дополненной реальности. Или аппарат, который выполняет функции швейцарского ножа в случае конца света, который не перестаёт меня волновать.

А пока я останусь с телефоном, купленным в 2017 году, пока он не сломается. Я буду тратить деньги на вещи, которые на самом деле показывают людям моё настоящее лицо: например, буду пить неочищенную воду и разводить цыплят на заднем дворе. И когда телефон сломается, то я поступлю радикально – буду без него. Да, само собой, это символ высшего статуса – настолько превосходить всех, чтобы отпадала сама необходимость общаться с кем-либо.

Автор — Джессика Пауэлл

Понятно, что автор ориентируется на общедоступные модели приемлемого ценового диапазона, но дифференциация, судя по всему, снова становится уделом кастомных аппаратов с премиальными материалами корпуса и так далее. Так что либо великолепный экстерьер, либо функциональность и относительно небольшая стоимость. Что же происходит на рынке?

Производители наперегонки пытаются перещеголять друг друга, экспериментируют с «вырезами», вспоминают и переосмысливают слайдеры, патентуют раскладные экраны, но при этом обновления смартфонов от поколения к поколению носят чисто косметический характер. Такая тенденция чаще заметна на флагманских аппаратах, особенно это касается iPhone. И, конечно, компании ни за что не смирятся с тем, что пользователи теперь покупают новые аппараты раз в два-три, а то и в пять лет, немыслимо!

Так может быть стоит переосмыслить подход? Дать пользователям значимые инновации и веские причины для перехода? Даже я, привередливый и дотошный пользователь, вполне предполагаю, что ещё год прохожу со своим OnePlus 5, пока он не сломается или пока благодаря кармической связи ситуаций я не стану владельцем другого смартфона. Покупать на данном этапе другой смартфон для себя смысла не вижу, все сценарии отрабатываются в полной мере, эргономика испытана в сравнении с многими смартфонами с 18:9, визуально приятно, но не более того. И дело не в деньгах, если меня что-то зацепит, то средства найдутся. Просто нет реальных причин для обновления.

Вполне вероятно, что технологии, которые в скором времени широкой рекой вольются на рынок смартфонов, запустят новый виток развития индустрии, в котором смартфоны снова обретут роль статусных вещей и будут заявлять о незаурядности и состоятельности владельца. Или потребитель уже устал от этих попыток найти способ сделать смартфоны ещё дороже?

Читайте также