26 мая 2019

Беседка №241. Интернет и «темный лес»

Попытка переноса популярной научно-философской теории на современную парадигму интернета…

Оригинальный материал, автор — Янси Стриклер

В научно-фантастической трилогии «Задача трёх тел» её автор Лю Цысинь представляет теорию «тёмного леса» вселенной. Как изложено в теории, когда мы заглядываем в космос, нас поражает тишина. Кажется, что мы тут одни. В конце концов, если бы существовали другие формы жизни, то неужели они бы не показались нам? Раз этого не произошло, то мы предполагаем, что мы в космосе одни. Однако автор предлагает нам взглянуть на это с другой стороны.

Представьте себе тёмный лес ночью. Загробная тишина. Ни единого движения. Ни единого колыхания. Это может привести наблюдателя к мысли, что в лесу нет жизни. Но, конечно же, это не так. Тёмный лес полон жизни. Он затих потому, что ночь – время активности хищников. Животные притихли, чтобы выжить.

И всё же, что есть наша вселенная – пустой лес или тёмный? Если второй вариант, то лишь земляне оказались настолько глупы, чтобы пинговать небеса, заявляя о своём присутствии. Остальная часть вселенной уже знает настоящую причину тишины «леса». И это знание со временем постигнет и Земля.

Именно это и происходит с интернетом: он превращается в «темный лес». В ответ на засилье рекламы, отслеживание, троллинг, волны хайпа и другие хищнические тенденции мы убегаем в тёмный виртуальный лес подальше от мейнстрима.

Сам этот материал уже является доказательством этой мысли. Описанная тут теория была впервые опубликована на частном канале, который читают 500 людей, я либо знаком с ними, либо они сами заявили о своём желании получать обновления. Это – та онлайн-среда, где я чувствую себя наиболее безопасно. Здесь я могу максимально «быть собой».

Другим примером являются подкасты. В них идеи выражаются не только посредством языка, но и через интонацию и взаимодействие. Подкасты – то место, где после неудачной шутки можно спасти положение при помощи осознанной шутки с долей самоиронии. Здесь более либеральная среда для общения, если смотреть на интернет в целом.

Такие «филиалы тёмного леса», как новостные рассылки и подкасты, являются зонами активного роста, как и каналы в Slack, частные аккаунты Instagram, форумы по системе приглашений, группы по интересам, Shapchat, WeChat и т.д. В эту же сторону пытается двигаться и Facebook со своими группами, в процессе пытаясь перестроить понимание приватности.

В таких каналах становится возможным расслабленный диалог, ведь это окружение не индексируется, не оптимизируется и не подвергается геймификации. Культура этих пространств имеет больше общего с физическим миром, нежели с интернетом. Интернет сегодня – это поле боя. Идеализм интернета девяностых канул в Лету. Утопия веба версии 2.0 – где мы все жили в пузырях счастья – завершилась выборами президента США в 2016 году. Тогда мы убедились, что можно превратить в оружие инструменты, которые, как мы думали, спасают нас. «Тёмный лес» всё растет.

Это происходит потому, что такие каналы обеспечивают психологическое и репутационное прикрытие. Они позволяют нам быть собой потому, что мы знаем, кто ещё там есть. По сравнению с нерегулируемым коммуникационным стилем массовых каналов с их высокими рисками, высокими доходами и ограниченной модерацией пространства «тёмного леса» более приближены к скандинавскому укладу по своим ценностям и социальной и эмоциональной защите. Наличие сдержанной аудитории сглаживает как недостатки, когда мы в сети выглядим не лучшим образом, так и положительные стороны наших лучших шуток. И выбор в пользу таких пространств делает всё больше людей.

Теория «боулинг-клуба»

Я перешёл на тёмную сторону интернета несколько лет назад. Я удалил с телефона все клиенты соцсетей, отписался от всех, полный фарш. И это вне всяких сомнений было хорошим решением. С тех пор я стал счастливее и стал лучше контролировать своё время. Многие другие сделали это, сделали то. Поколение современных псевдомонахов.


Но даже по мере того, как улучшается моё благосостояние, я вижу в этих переменах определённые риски. Кто-то поспорит, что из-за этих решений я сошел с арены жизни. Я отключился от общего потока обсуждений. Я перестал смотреть телевизор. Я перестал читать Facebook и Twitter. Мой «голос» перестал «звучать» на платформах, где происходит обсуждение, виной тому – создаваемые в результате моих постов риски, цепочки событий и другие побочные эффекты.

Отъединение произошло не только в политике. Оно отразилось и в том, как я делюсь своей личной жизнью. Важные вехи жизни для меня и моей семьи не вышли за пределы нашего виртуального «тёмного леса», несмотря на то, что многие друзья и члены семьи были бы счастливы узнать об этих событиях.

Те из нас, кто создаёт «тёмный лес», недооценивают то, какими мощными являются массовые каналы.

Не делиться – это, самой собой, мой выбор, и я не подвергаю его сомнению. Моё отчуждение от массового стало их потерей, не моей. Но не лишил ли меня этот выбор чего-то более значимого?
Не все те, кто вступил в ряды лиги по боулингу, любят этот спорт. Многим нравится, прежде всего, быть с другими людьми, а боулинг уже на втором месте или же вовсе не принимается в расчёт. Важно – быть вместе. А где это будет – побоку.

В этом заключается «теория боулинг-клуба» в интернете: люди идут в сеть исключительно ради того, чтобы знакомиться и встречаться, и в конечном итоге те места, где мы собираемся, становятся второстепенным фоном по сравнению с самим взаимодействием и общением. Где мы познакомились, MySpace, Tinder, LinkedIn? Какая вообще разница? Когда я ушел из сети по мотивам собственного благосостояния и продуктивности, я перестал посещать такие «клубы». Но недавно я начал сомневаться в этом решении.

Мне это напомнило то, что происходило в семидесятые, когда хиппи, побитые и покрытые кровью культурных войн шестидесятых, искали убежище в нравственном усовершенствовании, здоровом образе жизни и личностном росте, как это задокументировал Адам Кёртис в своей серии «Столетие личности» (The Century of Self). Хоть они и направили свой взгляд внутрь себя, победители войн шестидесятых взяли на себя управление обществом. Фокус на личностном благополучии создал неочевидный побочный эффект: уход из публичного пространства и сдвиг в распределении власти.


Я полагаю, что подобный сдвиг от массового интернета в «тёмный лес» может на постоянной основе ограничить влияние массового интернета, лишить его легитимности. В своём роде повторяется история с влиянием интернета на вещательное телевидение. Но мы забыли, насколько мощным является телевидение. И те из нас, кто создаёт «тёмный лес», недооценивают то, какими мощными являются массовые каналы и насколько ничтожными являются наши тихие гавани в сравнении с их монструозностью.

Влияние Facebook, Twitter и других каналов огромно и никуда не денется. Значимость и тональность риторики этих платформ меняется в зависимости от того, кто использует их. Тип «боулинг-клуба» определяется теми, кто его посещает. Если «тёмный лес» еще недостаточно опасен, то это отъединение сделает его таким.

Оригинальный материал, автор — Янси Стриклер

Позиция автора о том, чтобы удалиться отовсюду уже давно вертится у меня в голове. Наверно, налицо определенный информационный «передоз», но по роду дополнительной деятельности приходится проводить в сети изрядное количество времени, будь то обзоры, переводы или поиск информации. Но пока что полный детокс не видится разумным выходом. Стараюсь ограничиваться, но не всегда получается.

Но что, если на самом деле интернет разобьётся на такие независимые и избавленные от негатива группы? Будет ли хуже или лучше? Или от этого потеряют лишь рекламодатели? Агрессия последних прямо пропорциональна активности пользователя, от этого никуда уже не деться. Мне кажется, что одним таймером времени в сети тут не обойтись. Действовать нам и нам же решать, как себя вести в сети. Или же это — очередная надуманная проблема?

Читайте также